Статья 305 ГК РФ. Защита прав владельца, не являющегося собственником (действующая редакция)

1. Собственнику принадлежат права владения, пользования и распоряжения своим имуществом.

2. Собственник вправе по своему усмотрению совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия, не противоречащие закону и иным правовым актам и не нарушающие права и охраняемые законом интересы других лиц, в том числе отчуждать свое имущество в собственность другим лицам, передавать им, оставаясь собственником, права владения, пользования и распоряжения имуществом, отдавать имущество в залог и обременять его другими способами, распоряжаться им иным образом.

3. Владение, пользование и распоряжение землей и другими природными ресурсами в той мере, в какой их оборот допускается законом (статья 129), осуществляются их собственником свободно, если это не наносит ущерба окружающей среде и не нарушает прав и законных интересов других лиц.

4. Собственник может передать свое имущество в доверительное управление другому лицу (доверительному управляющему). Передача имущества в доверительное управление не влечет перехода права собственности к доверительному управляющему, который обязан осуществлять управление имуществом в интересах собственника или указанного им третьего лица.

Комментарий к Ст. 209 ГК РФ

1. Право собственности занимает главенствующее место среди вещных прав. Наряду с правом собственности вещными правами, в частности, являются сервитуты, право хозяйственного ведения, право оперативного управления и др. (см. ст. 216 ГК и комментарий к ней).

Вещные права (и право собственности в том числе) характеризуются рядом признаков, позволяющих, с одной стороны, рассматривать их как систему, а с другой — отличать от других гражданских прав.

Во-первых, объектами вещных прав являются вещи — предметы материального мира, могущие быть в обладании человека и служащие удовлетворению его потребностей.

Во-вторых, существование вещного права означает установление отношения субъекта к вещи. Так, когда речь идет о собственности, мы говорим: «Это мое», «Это чужое».

В-третьих, интерес управомоченного лица — обладателя вещного права — удовлетворяется посредством собственных действий, а не через действия лица обязанного. Так, собственник использует принадлежащую ему вещь по своему усмотрению своими действиями, а обязанными являются все третьи лица («всякий и каждый»), и обязанность сводится к тому, чтобы не препятствовать собственнику (не нарушать его прав). Использование этого признака дает возможность очень четко отличать вещные права от обязательственных, где интерес управомоченного лица всегда удовлетворяется через действия лица обязанного.

В-четвертых, вещные права являются абсолютными — точно известен обладатель права (управомоченное лицо), а обязанными являются «всякий и каждый» (все третьи лица). В относительных же правоотношениях субъектный состав всегда четко определен (например, продавец и покупатель, арендодатель и арендатор и т.д.).

Право собственности является бессрочным, существуют особые способы его защиты.

2. Собственность в экономическом смысле есть исторически сложившиеся общественные отношения по присвоению материальных благ.

Право собственности в объективном смысле представляет собой систему норм, регулирующих указанные общественные отношения.

Субъективное право собственности (право собственности в субъективном смысле) есть обеспеченная законом мера возможного поведения по владению, пользованию и распоряжению имуществом своей властью и в своем интересе. Таким образом, содержание субъективного права собственности составляют три элемента (правомочия):

1) право владения;

2) право пользования;

3) право распоряжения.

Совокупность этих правомочий именуют триадой.

Право владения — обеспеченная законом возможность обладать вещью, иметь ее у себя физически, господствовать над нею. При этом обладатель понимается в широком смысле. Владеет вещью тот, кто держит ее в руках, а также субъект, в чьем хозяйстве она находится как объект, доступный его физическому, техническому и иному воздействию. Поэтому в качестве объекта владения могут выступать и такие вещи, как участок земли, участок недр, здания, сооружения и иные объекты, которые физически невозможно «держать в руках».

Право владения может принадлежать не только собственнику. Собственник может передать вещь в аренду, на хранение, в залог и т.д. Естественно, у того, кому передана вещь, возникает право владения. Но не утрачивает соответствующее право и собственник. Он лишь перестает его осуществлять: вещью владеет арендатор, хранитель, залогодержатель и т.п., но собственник сохраняет признанную и гарантированную законом возможность обладать этим имуществом.

Право владения, принадлежащее собственнику, отличается от одноименного права другого лица, в частности, тем, что право владения лица, не являющегося собственником, носит производный характер. Право владения собственника всегда существует в единстве с правом пользования и правом распоряжения. А носитель права владения — несобственник может не иметь права пользования (например, при хранении, залоге), или условия пользования определены собственником. Как правило, владелец-несобственник не имеет права распоряжения вещью.

Право пользования — обеспеченная законом возможность извлекать из вещи ее полезные свойства. Конкретные формы пользования зависят от естественных свойств той или иной вещи. Вещь может использоваться как по назначению, так и иным способом.

С согласия собственника его вещью могут пользоваться и другие лица. Например, по договору аренды собственник-арендодатель обязуется предоставить арендатору имущество за плату во временное владение и пользование или во временное пользование (статья 606 ГК РФ).

Право распоряжения — обеспеченная законом возможность определять юридическую судьбу вещи. Распоряжение осуществляется посредством совершения юридических актов, т.е. действий, направленных на достижение юридических последствий. Распоряжаясь вещью, собственник ее продает, дарит, передает в аренду и т.д. Иногда право распоряжения имуществом может принадлежать и несобственнику. Так, арендатор (наниматель) при определенных условиях может сдать вещь, полученную им по договору аренды (найма), в субаренду (поднаем) (ст. 615 ГК). Но несобственник никогда не наделяется правом распоряжения вещью в полном объеме.

Следует еще раз подчеркнуть, что указанные правомочия (владения, пользования, распоряжения) собственник реализует по своему усмотрению (своей властью в своем интересе). Если он делегирует эти полномочия (все или их часть) кому-либо, то это лицо действует властью собственника.

Если собственник реализует принадлежащие ему правомочия вопреки своей воле (властью другого лица), то чаще всего понуждение собственника есть правонарушение (если только закон не наделил это другое лицо правом требовать от собственника определенного поведения). При осуществлении собственником своих правомочий властью другого лица имущество используется в интересах третьих лиц, государства и общества и т.п. Собственник может своей властью допустить использование (или использовать) своего имущества таким образом, чтобы непосредственно удовлетворялся интерес кого-то другого. Как правило, в таких случаях удовлетворяется и интерес собственника.

3. В Конституции РФ предусматривается, что «никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда. Принудительное отчуждение имущества для государственных нужд может быть произведено только при условии предварительного и равноценного возмещения» (ч. 3 ст. 35) .

———————————
В Декларации прав человека и гражданина 1789 г. было провозглашено: «Так как собственность есть право неприкосновенное и священное, то никто не может быть лишен ее иначе как в случае установленной законом несомненной общественной необходимости и при условии справедливого и предварительного возмещения».

Гражданское законодательство основывается на признании неприкосновенности собственности (ст. 1 ГК) и определяет основания возникновения и порядок осуществления права собственности и других вещных прав (п. 1 ст. 2 ГК); до характеристики содержания права собственности (ст. 209 ГК), до того, как названы субъекты права собственности (ст. 212 ГК РФ), были определены основания приобретения этого права и т.д. и т.п. В п. 1 ст. 1 ГК РФ провозглашается неприкосновенность собственности. Думается, в этом заключается глубокий смысл, ибо все указания о правомочиях собственника, все нормы, регламентирующие отношения собственности, мало чего стоят, если не будет торжества идеи неприкосновенности собственности. Оказывается, что идея собственности в конечном счете сводится к идее неприкосновенности собственности. Именно поэтому в естественно-правовой доктрине определение собственности начинается с указания на то, что она неприкосновенна и священна.

Недостаточно провозгласить неприкосновенность собственности. Требуется создать юридический механизм, ее обеспечивающий. Среди элементов такого механизма, в частности, можно отметить следующие.

Во-первых, реализация всех основных начал гражданского законодательства в той или иной мере, теми или иными способами призвана обеспечить неприкосновенность собственности. Так, в качестве одного из основных начал названа свобода договора. Кроме прочего это означает недопущение указаний собственнику об отчуждении принадлежащего ему имущества, о том, кому произвести отчуждение, на каких условиях и т.п. В ст. 1 ГК РФ указывается на недопустимость произвольного вмешательства в частные дела. Это означает в том числе и невозможность при отсутствии установленных законом оснований затрагивать права собственника. Если все-таки произошло нарушение неприкосновенности собственности, то гражданское законодательство исходит из необходимости восстановления нарушенных прав, их судебной защиты.

Во-вторых, гражданское право располагает системой исков, при помощи которых возможно восстановить нарушенное право собственности. Если произошло нарушение непосредственно права собственности (абсолютного права), то используются вещно-правовые иски (виндикационный, негаторный, о признании права собственности). Если же непосредственно нарушается относительное право, а право собственности нарушается косвенным образом (например, арендатор не возвращает арендодателю имущество по истечении срока аренды), то прибегают к обязательственно-правовому иску.

В-третьих, гражданское законодательство содержит закрытый перечень оснований принудительного прекращения права собственности. Было бы, однако, ошибочно сводить неприкосновенность собственности только к недопустимости принудительного изъятия имущества у собственника при отсутствии предусмотренных законом оснований. Как следует из ранее сказанного, неприкосновенность собственности — более широкое понятие. По-видимому, неприкосновенность собственности следует понимать как защищенность ее от любого рода посягательств, исходящих от кого бы то ни было (см. также ст. 235 ГК и комментарий к ней).

4. Собственность священна и неприкосновенна. Вместе с тем право собственности не может трактоваться как ничем и никем не ограниченное. В противном случае это право обратится в произвол. Любопытно, что дореволюционные исследователи права собственности, раскрывая его содержание, считали необходимым едва ли не в первую очередь подчеркнуть, что «нигде нет неограниченного права собственности» , право собственности подлежит «ограничениям, истекающим из условий общественной и гражданской жизни» , «право собственности, как и всякое право, всегда ограничено, все законодательства ставят пределы воле собственника» , «право собственности никогда не является в виде безграничной свободы распоряжения вещью. Соображения о нуждах лиц, окружающих собственника, и об интересах всего государства или общины, к которой собственник принадлежит, всегда заставляют право ставить свободу собственника в известные границы» и т.п. Соответствующие ограничения обстоятельно анализировались.

———————————
Мейер Д.И. Русское гражданское право. В 2 ч. М.: Статут, 1997. Ч. 2. С. 4.

Победоносцев К.П. Курс гражданского права. Первая часть. СПб., 1883. С. 125.

Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. М.: Спарк, 1995. С. 166.

Хвостов В.М. Система римского права: Учебник. М.: Спарк, 1996. С. 230.

В п. 2 комментируемой статьи 209 ГК РФ указывается, что собственник может по своему усмотрению (своей властью и в своем интересе) совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия. Однако крайности всегда вредны. Если остановиться на провозглашении всевластия собственника и неприкосновенности собственности, игнорируя интересы общества, тех, кто проживает рядом с собственником, вынужден (или счастлив) общаться с ним и т.п., то неизбежны конфликты. Если, напротив, регламентировать отношения собственника с обществом, с окружающими его лицами и не учитывать необходимость обеспечить автономию воли собственника и неприкосновенность собственности, то это будет означать «похороны» идеи собственности. Поэтому в первую очередь (!) требуется гарантировать реальность правомочий собственника и неприкосновенность собственности, а затем установить границы прав собственника.

Рассматривая такие границы, следует различать пределы и ограничения права собственности. В обоих случаях речь идет о неких границах права собственности, но природа этих границ различается .

———————————
Крашенинников П.В. Право собственности и иные вещные права на жилые помещения. М.: Статут, 2000. С. 17.

Пределы права собственности устанавливаются законом. Так, не допускаются действия граждан и юридических лиц, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах (ст. 10 ГК). Как указано в комментируемой статье 209 ГК, собственник вправе совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия, не противоречащие закону и иным правовым актам и не нарушающие права и охраняемые законом интересы других лиц. Жилые помещения предназначены для проживания граждан; размещение в домах промышленных производств не допускается (ст. 288 ГК). Собственник земельного участка может продать его, подарить, передать в залог и распорядиться иным образом постольку, поскольку соответствующие земли на основании закона не исключены из оборота или не ограничены в обороте (ст. 260 ГК).

Пределы объективны в том смысле, что они не зависят от воли собственника и иных лиц, а предопределены законом.

Их можно назвать объективными еще и потому, что ни одна правовая система не может обойтись без провозглашения общих правил и установления исключений из этих правил. Особенно в частной сфере, в области, где царит (должна царить) частная автономия. Для частной автономии должны устанавливаться определенные границы — пределы осуществления субъективных прав.

Ограничения права собственности субъективны. Они зависят от основанной на законе воле субъектов или судебных органов. Договорные стеснения права собственности возможны, когда участники гражданско-правовых отношений устанавливают определенные ограничения. Например, при заключении договора ипотеки стороны установили, что залогодатель не вправе распоряжаться заложенным имуществом либо совершать некоторые акты распоряжения. Судебные ограничения права собственности применяются по усмотрению суда при наличии спора.

5. В комментируемой статье (п. 3) особое внимание уделено осуществлению права собственности на природные ресурсы (земельные участки, недра и др.). В принципе в отношении этих объектов действуют уже изложенные правила. Собственник по своему усмотрению (своей властью и в своем интересе) может совершать любые действия с соответствующим имуществом. Однако, учитывая значимость земли и других природных ресурсов для жизни людей, для самого существования человечества, в п. 3 комментируемой статьи, с одной стороны, воспроизводятся уже известные правила: владение, пользование и распоряжение природными ресурсами осуществляются собственником свободно (по своему усмотрению (своей властью и в своем интересе)); при этом недопустимо нарушение прав и законных интересов других лиц. С другой стороны, предусмотрено, что реализация правомочий собственника природных ресурсов возможна в той мере, в какой их оборот допускается законом (ст. 129 ГК) . И, кроме того, устанавливается еще один предел осуществления права собственности на природные ресурсы — недопустимо причинение ущерба окружающей среде.

———————————
Объекты гражданских прав: Постатейный комментарий к главам 6, 7 и 8 Гражданского кодекса Российской Федерации / Под ред. П.В. Крашенинникова. М.: Статут, 2009. С. 23 — 27.

6. Особое внимание в комментируемой статье 209 Гражданского кодекса РФ уделено также доверительному управлению имуществом, урегулированному гл. 53 ГК РФ и представляющему собой способ осуществления собственником права распоряжения имуществом. Такое внимание объясняется дискуссией о доверительном управлении и доверительной собственности (трасте) в период подготовки и принятия части первой ГК РФ . Положения комментируемой статьи конкретизируются в п. 1 ст. 1012 Кодекса, согласно которому по договору доверительного управления имуществом одна сторона (учредитель управления) передает другой стороне (доверительному управляющему) на определенный срок имущество в доверительное управление, а другая сторона обязуется осуществлять управление этим имуществом в интересах учредителя управления или указанного им лица (выгодоприобретателя). Передача имущества в доверительное управление не влечет перехода права собственности на него к доверительному управляющему.

———————————
Указ Президента РФ от 24 декабря 1993 г. «О доверительной собственности (трасте)» // Собрание актов Президента и Правительства РФ. 1994. N 1. Ст. 6.

7. Положения комментируемой статьи в совокупности со ст. 210 ГК РФ были предметом рассмотрения Конституционного Суда РФ. Основанием для обращения в КС РФ стало отсутствие в названных нормах положения о недопустимости возложения на бывшего собственника каких-либо обременений, если иное не предусмотрено законом или договором, что, по мнению заявителя, «ведет к неопределенности их содержания и к возникновению противоречивой судебной практики, а также нарушает принцип равной защиты всех форм собственности (часть 2 статьи 8 Конституции Российской Федерации)». Такая проблема возникла в связи с передачей ветхого жилищного фонда юридического лица муниципальному образованию и прекращением обязанностей бывшего собственника по предоставлению нового жилья.

Определением КС РФ от 13 ноября 2001 г. N 254-О «По запросу Свердловского районного суда города Перми о проверке конституционности статей 209 и 210 Гражданского кодекса Российской Федерации» было подтверждено соответствие положений названных статей ч. 2 ст. 8 Конституции РФ. По рассматриваемому спору «передача муниципальным образованиям ведомственного жилищного фонда осуществлялась в порядке, предусмотренном Законом Российской Федерации «Об основах федеральной жилищной политики». Согласно ст. 9 названного Закона при изменении отношений собственности жилищный фонд, находящийся в полном хозяйственном ведении предприятий или оперативном управлении учреждений (ведомственный фонд), должен быть передан правопреемникам этих предприятий, учреждений, иных юридических лиц либо в ведение органов местного самоуправления в установленном порядке и с сохранением всех жилищных прав граждан. В случае такого перехода права и обязанности нового собственника производны от прав и обязанностей прежнего собственника, поскольку имущество сохраняет свои качества, а меняется лишь субъект права собственности.

———————————
Вестник КС РФ. 2002. N 2.

Из запроса и представленных материалов следует, что муниципалитет г. Перми, принимая в силу закона жилищный фонд в муниципальную собственность, взял на себя все правомочия прежнего собственника и бремя по содержанию указанного имущества.

Согласно ст. 675 ГК РФ переход права собственности на занимаемое по договору найма жилое помещение не влечет расторжения или изменения договора найма жилого помещения. При этом новый собственник становится наймодателем на условиях ранее заключенного договора найма и должен нести все его обязанности, в том числе по предоставлению благоустроенного жилья в связи с выселением из домов, грозящих обвалом, поскольку иное не предусмотрено законом. В силу ст. 210 ГК РФ именно собственник по общему правилу несет бремя содержания принадлежащего ему имущества.

Титульный владелец земельного участка

Любое на землю понимается в объективном и субъективном смыслах. В объективном смысле понимается совокупность правовых норм, регулирующих отношения соответствующего и составляющую самостоятельный институт права, например Институт собственности на землю . В субъективном смысле понимают совокупность принадлежащих субъекту конкретных правомочий, позволяющих ему по своему усмотрению совершать действия в отношении своего имущества, то есть определять судьбу вещи.

Титул — это юридическое, документальное основание права.

Ст. 209 ГК РФ в частности определяет следующие права собственника: 1)отчуждать свое имущество в собственность других лиц; 2) передавать другим лицам права пользования и распоряжения ими имуществом, оставаясь при этом его собственником; 3) отдавать имущество в залог и т.д.

— Право пожизненного наследуемого владения земельным участком (ст. 265, 266 ГК РФ; 21 ЗК РФ).

— Право постоянного (бессрочного) пользования земельным участком (ст. 268 ГК РФ)

Права лиц, использующих служебные наделы:

1) использовать имеющиеся на земельном участке общераспространенные полезные ископаемые, пресные подземные воды, а также пруды, обводненные карьеры;

2) возводить строения, сооружения в соответствии с целевым назначением земельного участка и его разрешенным использованием;

3) проводить мелиоративные работы, строить пруды и иные водные объекты;

4) осуществлять другие права на использование земельного участка, предусмотренные законодательством.

Арендатор земельного участка, вправе передать свои права и обязанности по договору аренды земельного участка третьему лицу — ответственным по договору аренды земельного участка перед арендодателем становится новый арендатор земельного участка, за исключением передачи арендных прав в залог.

Арендатор имеет право передать арендованный земельный участок в субаренду в пределах срока договора аренды земельного участка без согласия собственника земельного участка при условии его уведомления.

При продаже земельного участка, находящегося в государственной или муниципальной собственности, арендатор данного земельного участка имеет преимущественное право его покупки.

Титульный владелец: определение

На сегодняшний день в законодательстве не закреплена эта юридическая возможность как самостоятельная категория. По мнению ряда специалистов, признание права владения позволило бы решить некоторые проблемы, возникающие в связи с его реализацией. В качестве одного из критериев для классификации владения выступает наличие либо отсутствие на фактическое обладание имуществом. В соответствии с этим, выделяют два вида юридической возможности.

Брачный договор

По брачному договору можно разделить все.

Кроме детей До недавнего времени практика заключения брачных договоров в России была развита не так сильно, как на Западе. Однако с каждым годом их количество растет.

Ведь никто не может поручиться за то, что брак продлится всю жизнь, а, составив такой документ, как брачный договор, можно оградить себя от многих проблем на случай, если семья все-таки распадется.

Владение лица, опирающееся на правовое основание (титул) и охраняемое законом. К числу титулов законодателем отнесены право собственности, право пожизненного наследуемого владения, хозяйственного ведения, оперативного управления.

Кроме того, титульными владельцами являются наниматели, хранители, комиссионеры и другие лица, получившие Т.в. на основании договора с собственником.

Устранения препятствий в пользовании земельным участком

В соответствии со ст. ст. 304, 305 Гражданского кодекса Российской Федерации собственник либо лицо, владеющее имуществом на основании закона или договора, может требовать устранения всяких нарушений своего права, хотя бы эти нарушения и не были соединены с лишением владения (негаторный иск).

В качестве ответчика по негаторному иску выступает физическое или юридическое лицо, которое не является фактическим владельцем имущества (лицо, не имеющее прав на земельный участок, либо собственник, на законном основании передавший земельный участок в пользование истцу) и при этом препятствует осуществлению правомочий титульного владельца.

Новоселова А.А., кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданского права Северо-Западного филиала Российской академии правосудия.

Дается развернутая характеристика титульного владения, на основании которого формулируется его определение. Предлагается рассматривать владение как условие возникновения и осуществления вещного права, при этом владение представлено в шести значениях. Кроме того, проводится последовательное разграничение владения и держания.

Ключевые слова: вещное право, право собственности, владение, титульное владение, беститульное владение, держание, добросовестность.

The concept of ownership title

Key words: property law, property rights, possession, legal possession, illegal possession, holding, bona fides.

На сегодняшний день в гражданском законодательстве России отсутствует закрепление владения как самостоятельного вещного права. В то же время представляется, что признание такого права позволило бы объяснить проблемы, решение которых вызывает определенные трудности в теории и на практике.

Одно из оснований классификации владения связано с наличием или отсутствием права на фактическое обладание вещью. Исходя из указанного основания, владение подразделяется на титульное и беститульное.

Титульное владение — это владение, опирающееся на законное основание, т.е. титул. Понятие «титул» определяется в литературе как основание какого-либо права . Так, А.М. Эрделевский определяет титул как правовое основание, представляющее собой прямое указание закона или договора .

Статья А.М. Эрделевского «О защите прав титульного владельца» включена в информационный банк.

Титул может иметь как вещный характер (право собственности, ограниченное вещное право), так и обязательственный (например, на основе договора). При этом титул может существовать только в отношении индивидуально-определенной вещи. Истец по вещно-правовому иску вправе опираться как на титул вещно-правового характера, так и на титул, порожденный в результате обязательственных правоотношений. Таким образом, истцом по вещному иску может быть только лицо, обладающее титулом на владение, т.е. законный владелец вещи. Кроме того, правовой титул, на основании которого истец обладал спорной вещью, является юридическим основанием вещных исков.

В статье 305 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ) титульное владение понимается в узком смысле — в данной статье говорится обо всех тех, кто имеет правовое основание владеть вещью, но не является собственником вещи. Однако титульное владение как владение, опирающееся на законное основание, подразумевает и владение собственника как лица, обладающего вещью на основании закона. Следовательно, титульным владельцем следует признавать субъекта, владеющего вещью на основании вещных прав (права собственности и иного ограниченного вещного права) или обязательственных прав.

Основанием защиты по ст. 305 ГК РФ является титульное владение. Титульное владение противостоит беститульному. Различие между титульным и беститульным владельцем основывается на объективном признаке и не зависит от сознания самого владельца. Таким признаком является основание приобретения имущества. Владение, которое получено при соблюдении требований правопорядка, называется законным: оно опирается на правовой титул. Незаконное владение — это фактическое обладание вещью, не основанное на праве.

Е.А. Суханов полагает, что вещно-правовая защита титульных владельцев, в том числе субъектов обязательственных, а не только вещных прав на чужое имущество, составляет понятие владельческой защиты . С таким пониманием владельческой защиты нельзя согласиться, поскольку институт владельческой защиты охраняет как титульное (законное), так и беститульное владение (незаконное); беститульное владение делится на добросовестное и недобросовестное.

См.: Маттеи У., Суханов Е.А. Основные положения права собственности. М., 1999. С. 374.

Если различия между законным и незаконным владением основываются на объективном признаке, то разграничение добросовестного и недобросовестного базируется на субъективном признаке — отношении лица, приобретающего имущество, как к способу приобретения (он должен осуществляться с соблюдением требования закона), так и к оценке обстоятельств приобретения (знание или незнание обстоятельств, препятствующих приобретению). Возможность знать, безусловно, является критерием субъективным. Отсюда непосредственно следует проблема распределения бремени доказывания при рассмотрении спора, т.е. наличие или отсутствие в нашем правопорядке презумпции добросовестности приобретения .

См.: Новоселова А.А., Подшивалов Т.П. Вещные иски: проблемы теории и практики: Моногр. М., 2012. С. 63.

Следует отметить: вещно-правовой защите подлежит в ряде случаев незаконное владение, но в качестве исключения. Беститульное владение защищается потому, что фактическое добросовестное владение может стать основанием приобретения права собственности по давности владения (п. 1 ст. 234, п. 3 ст. 225 ГК РФ). Кроме давностного владения, также не порождает возникновения титульного владения обладание вещью на основании норм о приобретении права собственности в отношении бесхозных вещей (ст. 225 ГК РФ), безнадзорных животных (статьи 230 — 231 ГК РФ), в результате находки (статьи 227 — 228 ГК РФ). При этом такой владелец вправе защищать свое незаконное, но добросовестное владение путем предъявления вещно-правовых исков к лицу, нарушающему или оспаривающему его владение (кроме титульных владельцев, имеющих права на вещь в силу закона или договора).

Беститульное добросовестное владение В.В. Шагова предлагает именовать квазититульным владением, которое возникает в силу закона, но осуществляется не как право, а как законный гражданско-правовой интерес . В связи со сказанным вызывает недоумение предложение У.В. Серокуровой считать владение в течение периода приобретательной давности законным . Ошибочность такого мнения обусловлена ненужной фикцией законности владения давностного приобретателя, так как законодательство и без того наделило его защитой как незаконного, но добросовестного владельца.

Законное владение ограничено условиями, причем эти условия сопряжены с интересами собственника; законное владение не может перейти в право собственности. Незаконное владение сроком и условиями не ограничено и при определенных обстоятельствах может привести к приобретению собственности посредством механизма приобретательной давности. До того незаконное владение является не правом, а фактической позицией. Незаконный владелец — это лицо, владеющее вещью против воли собственника, тогда как законный владелец обладает вещью по воле собственника .

В силу ст. 305 ГК РФ истец должен доказать не только факт нарушения его владения, но и наличие у него права на то имущество, которое стало предметом посягательств. Следовательно, вещные иски титульных владельцев относятся к петиторной форме владельческой защиты, в то время как вещные иски давностного владельца (как лица, незаконно, но добросовестно владеющего вещью) — к посессорной форме владельческой защиты (в этом случае владение защищается как самостоятельное вещное право). Владение как условие возникновения и осуществления вещных прав представлено в следующих значениях: 1) владение как одно из правомочий права собственности; 2) владение как самостоятельное (особое) вещное право; 3) владение как составной элемент способов приобретения права собственности, при котором владелец, так же как и собственник, относится к вещи как к своей; 4) владение как элемент других вещных прав, когда владелец не относится к вещи как к своей и признает власть собственника; 5) владение как элемент других обязательственных прав (правоотношений).

Таким образом, титульное владение имеет место при наличии двух условий: фактической, физической власти над вещью (владение) и наличия правового основания владеть (титул).

В связи с этим нет основания согласиться с В.В. Шаговой, которая отмечает, что в качестве оснований возникновения прав титульных владельцев во всех случаях выступает сложный юридический состав, состоящий из права требования передачи имущества во владение и фактической передачи его титульному владельцу .

См.: Шагова В.В. Указ. раб. С. 10.

Особое значение при доказывании по вещным искам приобретает факт владения, так как, если спорное имущество находится во владении истца, его права на имущество защищает презумпция правомерности фактического владения. Эта презумпция действует как фактическая, она основывается на факте, что в подавляющем большинстве случаев фактический владелец вещи обладает необходимым правомочием . В случае, когда нет возможности разрешить спор на основании собранных по делу доказательств, суд может обосновать решение при помощи презумпции законности фактического владения. Если в ходе рассмотрения дела презумпция правомерности владения истца будет опровергнута, то в требованиях ему будет отказано.

На основании проведенного выше анализа можно говорить о вещно-правовой защите не только права собственности и иных вещных прав, но и всякого титульного владения, в том числе и основанного на договоре.

Важно отметить, что правила гл. 20 ГК РФ применимы только и исключительно к защите вещных прав и не могут применяться для защиты обязательственных прав. В данном случае имеет значение один вопрос: на какие именно титулы может опираться истец, заявляя свои вещно-правовые требования на основании ст. 305 ГК РФ? Однако данный вопрос может звучать и иначе: какие субъективные права можно отнести к вещным?

Ответом на поставленный вопрос является следующее: истец по вещно-правовому иску может опираться как на титул вещно-правового характера, так и на титул, порожденный в результате обязательственных правоотношений. Второй вариант порождает в науке определенные споры. Так, А.М. Эрделевский полагает: ст. 305 ГК РФ распространяется, помимо субъектов прямо названных в законе ограниченных вещных прав, только на титульных владельцев, владеющих имуществом для удовлетворения собственных интересов (арендатор, ссудополучатель, залогодержатель) . Это объясняется тем, что права, предусмотренные статьями 301 — 304 ГК РФ, могут принадлежать не любому титульному владельцу, а лишь такому, который вправе защищать свое владение против собственника вещи.

См.: Эрделевский А.М. Указ. раб. С. 32 — 33.

Владельцы-держатели (хранитель, поверенный, комиссионер, перевозчик и др.), чье владение может утратить основание в результате одностороннего волеизъявления собственника, не вправе защищать свое владение против собственника, что объясняет недопустимость защиты такими титульными владельцами своего владения на основании ст. 305 ГК РФ. Однако у владельца-держателя есть правовой интерес в защите своего владения, и он может такую защиту получить, предъявив в соответствии со ст. 12 ГК РФ требование о восстановлении положения, существовавшего до нарушения права, и (или) требование о пресечении действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения.

По мнению А.О. Рыбалова, хранитель и перевозчик собственного интереса в обладании вещью не имеют. Отсутствие подобного интереса особенно четко видно из того, что поклажедатель выплачивает вознаграждение хранителю именно за держание его вещи. Очевидным А.О. Рыбалову видится, что владение хранителя есть мера его должного (а не возможного) поведения, т.е. его обязанность .

См.: Рыбалов А.О. Ограниченные вещные права: проблемы определения // Закон. 2007. N 2. С. 52.

Подобное раскрытие содержания ст. 305 ГК РФ вызывает возражение в связи с тем, что такое узкое толкование нормы изменяет смысл, заложенный в нее законодателем.

В первую очередь необходимо разобраться с категорией «держание». Наиболее распространенный критерий разграничения владения и держания: обладающий вещью как своей есть владелец, как не своей — держатель. В раннем римском частном праве всякий правомерный фактический владелец, не являющийся собственником, рассматривается не как владелец, а как держатель, что делалось для усиления его зависимости от собственника. А последующее разделение владения и держания потеряло свою актуальность, поскольку оба они получили равную защиту.

В соответствии с теорией К.-Ф. Савиньи, именуемой субъективной теорией владения и находящей свое отражение во французском праве до настоящего времени, юридическим владельцем вещи считается лишь тот обладатель вещи, который проявлял желание присвоить себе вещь полностью и не признавал какой-либо высшей власти по отношению к вещи, составлявшей объект его господства. Следовательно, юридическим владельцем являлось только лицо, желавшее господствовать над вещью подобно собственнику . Исходя из этой концепции, французское право различает владение (possession) и временное держание (detention precaire), имея в виду в первом случае владение «для себя и как собственник» (ст. 2230 Гражданского кодекса Франции 1804 года; далее — ГК Франции), а во втором случае — владение «для другого» (статьи 2231 и 2236 ГК Франции). Во Франции до 1975 года держатели вещи не имели права на самостоятельную исковую защиту владельческими исками против нарушения владения, но в настоящее время согласно статьям 2282 и 2283 ГК Франции оно признается.

По мнению Т.Н. Сафроновой, незащищенность держателей объясняется непризнанием самостоятельности их личности со стороны права, но не вообще в обороте, а в отношении конкретной вещи .

См.: Сафронова Т.Н. Проблемы владения в гражданском праве: Автореф. дис. . канд. юрид. наук. Саратов, 2002. С. 12.

По мнению Рудольфа фон Иеринга, различие между владением и держанием заключается не в существе отношений, а создается законом в силу практических соображений с целью создания беззащитности перед владельцем . На основе и в развитие теории Р. Иеринга Германское гражданское уложение 1896 года впервые отказалось от деления на владение и держание, введя взамен понятие двойного (непосредственного и опосредованного) владения, а также снабдив и то и другое владельческой защитой.

Монография В.А. Тархова, В.А. Рыбакова «Собственность и право собственности» включена в информационный банк согласно публикации — Юрист, 2007 (3-е издание, дополненное).

Таким образом, теоретически нет никаких препятствий к вещно-правовой защите держания. Тенденция снабжения защитой держателей наблюдается уже в римском праве в ограниченном числе случаев.

Т.Н. Сафронова отмечает: «Проведение различия между владением прямым и опосредованным делает акцент на естественном компоненте (степень полноты телесного контакта)» . В то же время выводимое из норм вещного и обязательственного права разграничение владения на самостоятельное и зависимое (опосредованность отношения к вещи связью с самостоятельным владельцем) можно обозначить не иначе, как соотношением владения и держания, получившего в современном праве защиту и утратившего историческую самобытность .

В.А. Тархов и В.А. Рыбаков обоснованно приходят к выводу, что в нашем гражданском праве нет достаточных оснований для проведения различия между владением и держанием . А.Б. Бабаев последовательно полагает, что собственник уступает хранителю свое право на владение .

См.: Тархов В.А., Рыбаков В.А. Указ. соч. С. 110.
См.: Бабаев А.Б. Система вещных прав. М., 2006. С. 267.

Подводя итог, следует отметить, что предметом спора по вещному иску является только индивидуально-определенная или индивидуализированная вещь. Значит, хранитель по договору хранения с обезличением (иррегулярное хранение, ст. 890 ГК РФ) не является титульным владельцем предмета этого договора. Следовательно, все лица, правомерно владеющие индивидуально-определенными или индивидуализированными вещами, пользуются равной защитой вне зависимости от того, на каком титуле основывается их владение.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *