Типы лидерства Типы лидерства

Алфавитный каталог

Автор Поляков Л.В., Федотова В.Г. и др.
Название Россия в зеркале политологии
Год издания 2001
Раздел Книги
Рейтинг 2.04 из 10.00
Zip архив (299 Кб)
Поиск по произведению

Легитимна ли государственная власть в современной России?

Государственную власть можно рассматривать как способ управления общественными процессами с помощью общеобязательных (правовых) средств регламентации правил и норм социального взаимодействия и поведения. Существует две модели государственной власти: 1) авторитарно-властного господства и 2) авторитетно-властного полномочия. В первой модели доминируют механизмы принуждения и насилия, во второй — убеждения и влияния.

Государственная власть в выполнении своих функций может основываться на силе или легитимности. В первом случае «управляющие” стремятся реализовать принятые решения вопреки желанию «управляемых”, во втором, наоборот, опираясь на их добровольное согласие или даже солидарность. Государственная власть не может долгое время опираться на силу: «Штыки хороши всем, кроме одного, — на них нельзя сидеть” (Ш. Талейран). Такая власть не может быть в длительной перспективе социально эффективной, ибо «управляемые” с помощью силы внутренне не расположены к реализации принятых властью решений.

Поэтому государственная власть, чтобы быть успешной, должна быть прежде всего легитимной. Легитимность государственной власти часто отождествляют с ее юридически-правовой законностью. Однако это свидетельствует не о легитимности власти, а о ее легальности. Власть легитимна в том случае, если «управляемые” признают за ней право управлять вообще, и именно так, как это делается в данный момент.

Легитимация государственной власти — взаимообусловленный процесс «самооправдания” и рационального обоснования собственной власти «управляющими” и «оправдания” и признания этой власти «управляемыми”.

Легитимность государственной власти не может носить всеобщего характера, поскольку в обществе всегда есть социальные группы, которые негативно относятся к ней и ее политике.

Легитимность государственной власти в России обусловливаем символическим капиталом, которым она располагала. Этот капитал формировал в нормативно-ценностном пространстве власти «духи государства” (П. Бурдье) в виде национально-государственной идеи. Эта идея «оправдывала” существующий в стране «порядок” и задавала для «семьи-нации” «общее дело”.Консолидируя на этой основе общество, государственная власть тем самым на время обеспечивала себе легитимность, вплоть до солидарности особой значительной его части.

Легитимность государственной власти в России во многом определялась также тем, насколько она соответствовала «образу” идеальной власти, сформированному в контексте культурных архетипов «безмолвствующего” большинства. Большую роль в легитимации государственной власти играла рациональная интерпретация на уровне менталитета различных социальных групп результатов ее деятельности, степени соответствия их ожиданиям этих социальных групп и общества в целом.

Если сравнить три ветви государственной власти в современной России, то их легитимация имеет разные основания. Президентская власть как власть верховная легитимируется в основном культурными архетипами и соотносится прежде всего с нравственным идеалом Правды, основанном на патриархальном этатизме. вере в «чудо” со стороны умеренно авторитарного лидера, Уделенного в определенной мере харизматическими чертами.

При этом президентская власть во многом деперсонифицирована: должность и «образ” президента в нем синкретичны, о президенте судят не по реальным его качествам, а исходя из представления о должных качествах верховной власти.

Легитимность исполнительной власти, Правительства в России, наоборот, санкционируется менталитетом и носит сознательно-оценочный характер, соотносясь через понятие сильной власти, под которой подразумевается власть, способная решать социальные задачи развития общества. Исполнительная власть в России, чтобы стать легитимной, должна быть прежде всего социально эффективной, т.е. способной проводить политику, соответствующую ожиданиям различных групп населения и поддерживать в обществе социальный порядок.

Законодательная власть, российский парламент различными социальными группами воспринимаются как «говорильня”, большинство населения не связывает с ней своих надежд. Легитимация этой власти на уровне культурных архетипов осуществляется через соотнесение их деятельности с принципом соборности как «воли к согласию”, а не «воли к власти”.

Государственная власть в современной России переживает кризис легитимности. Это выражается в первую очередь в том, что она утратила национально-государственную идею, перестала соответствовать «образу” власти и оказалась социально неэффективной.

Российская государственность в настоящее время не располагает вразумительной национально-государственной идеей, которая стала бы социально интегрирующим фактором, апологией существующего политического режима и социального порядка, формулируя консолидирующие цели «общего дела”. Мифы либеральной экономики и демократии не смогли стать основанием этой идеи, поскольку отторгаются и современной ментальностью значительной части населения, и культурными архетипами подавляющего его большинства.

С другой стороны, кризис легитимности государственной власти в современной России обусловлен падением социальной эффективности ее политики, которая не соответствует ожидяниям и надеждам различных социальных групп российского общества.

Делегитимация государственной власти в современной России обусловлена несколькими факторами. С цивилизационной точки зрения делегитимация государственной власти в России вызвана кризисом этатизма и патернализма. Для этатистской ментальности, отождествляющей государственную власть и авторитет, характерны две крайности: безудержный государственный пиетет, преклонение, «обожествление” государственной власти, соответствующей социокультурному идеалу, и беспощадная критика, готовность на «бессмысленные” бунты, когда власть перестает соответствовать наиболее значимым ценностям, составляющим систему этого идеала. Причем речь здесь идет не столько о том, что государство в современной России проводит «антинародную” политику и не удовлетворяет интересов социальных «низов”, а о том, что в этатистском сознании российское государство утратило смысл и не реализует более определенных социально признанных ценностей.

В социальном плане кризис легитимности политической власти в России обусловлен, с одной стороны, скептицизмом и недовольством значительной части населения деятельностью государственной власти, а также политических партий, представляющих конкретные группы интересов; с другой стороны, слабостью самой власти, ее неспособностью эффективно решать актуальные проблемы современной российской действительности.

В России сложилась ситуация, описанная в теориях «государственной перегрузки” (Бриттэн и Нордхауз), «узаконения кризиса” (Хабермас).

Эти теории объясняют падение легитимности политической власти двумя обстоятельствами: во-первых, тем, что государственная власть берет на себя гораздо больше обязательств, чем способна выполнить; а во-вторых, тем, что правительство и партии, особенно в ходе предвыборных кампаний, дают гораздо больше обещаний, чем могут выполнить. Безответственность политических лидеров, исполнительной и законодательной ветвей власти ведут к разочарованию и скептицизму в массовом сознании, а следовательно, и к утрате этой властью легитимности.

О кризисе легитимности государственной власти в современной России свидетельствует «жажда” нравственной политики. В стране складывается ситуация, когда в общественном мнении начинает преобладать представление о том, что все трудности, переживаемые страной, напрямую связаны с нечестностью, обманом, коррупцией и воровством на всех этажах социально-политической иерархии. На волне массового нравственного негодования рождается мысль о том, что стоит положить конец разворовыванию страны и грабежу народа, как все наладится и все проблемы разрешатся сами собой.


В процессе развития политической науки развивались и представления о легитимности. В качестве объекта легитимности стали рассматривать не только власть как субстанцию, но политическую систему в целом.

По мнению известного американского политолога С. Липсета, понятие «легитимность» означает способность системы породить и поддерживать веру народа в то, что ее политические институты в наибольшей степени отвечают интересам общества.

Другой американский политолог Д. Истон считает легитимной такую власть или политическую систему, которая соответствует моральным принципам индивидов, их собственным представлениям о том, что является справедливым или правильным в сфере политики. В качестве источников легитимности Д. Истон называет идеологию, политический режим и политическое лидерство. Исходя из этого, он выделяет и три типа легитимности: идеологическую, структурную и персональную.

Идеологическая легитимность основана на убежденности граждан в правильности идейных ценностей, на которых основывается политический режим и представляющие его институты. Чем больше граждан разделяют ценности и нормы, характерные для данного политического режима, тем большей степенью легитимности он обладает и, наоборот, чем меньше таких граждан, тем ниже уровень легитимности.

Структурная легитимность основана на убежденности граждан в оптимальности структуры институтов политической системы и выполняемых ими функций, на уверенности в правильном распределении ролей в структурах власти и одобрении юридических норм, на которых базируется данная система.

Очевидно, что структурная легитимность в понимании Истона, сходна с легально-рациональной легитимностью в понимании Макса Вебера. Точно также можно провести аналогию между персональной легитимностью по Д. Истону и харизматической легитимностью по М. Веберу.

Персональная легитимность, основана на вере в личные качества политических лидеров, уверенности в их способности наилучшим образом распорядиться своей властью. Но если «харизма», считал Вебер, присуща лишь выдающимся историческим деятелям, то Истон исходил из того, что массовую поддержку могут получать политические лидеры и не обладающие в действительности особыми качествами.

Как показывает реальная политическая практика, власти способны добиваться весьма заурядные личности и они могут пользовать достаточно устойчивой и широкой поддержкой населения и, следовательно, иметь персональную легитимность.

Своего рода объединением нормативной концепции М. Вебера и эмпирической — Д. Истона является концепция Д. Бетхэма. Он считает, что легитимация власти осуществляется одновременно на трех уровнях:

Первый из них образуют правила получения и отправления власти.

Вторым уровнем являются убеждения управляющих и управляемых, касающиеся функционирования политической системы.

Третий уровень — это активное согласие управляемых, выражающееся в конкретных политических действиях.

О полной легитимности власти можно говорить лишь тогда, когда возникает связь между содержанием правил политической игры, их позитивной оценкой и вырастающем из них политическом поведении на стороне политической системы, выражающем волю к сохранению системы в ее неизменных основах.

В современной политической науке получила известность концепция легитимности политической власти французского политолога Ж. Шабо.

Легитимность он определяет как адекватность реальных или предполагаемых качеств управителей (а также тех, кто намеревается ими стать) подразумеваемому или ясно выраженному согласию управляемых. Ж. Шабо выделяет четыре типа легитимности: демократическую, идеологическую, технократическую и онтологическую.

Демократическая легитимность присуща политическим системам, функционирующим на основе базовых демократических принципов: коллегиальное принятие решений, учет воли большинства, соблюдение прав и свобод человека. Демократическая легитимность относительна и должна дополняться другими типами легитимности.

Прежде всего, это технократическая легитимность, понимаемая Шабо как степень профессионализма и компетентности тех, кто находится у власти и принимает решения. Лидеру недостаточно только завоевать поддержку избирателей, необходимо оправдать оказанное доверие эффективной управленческой деятельностью.

Идеологическую легитимность Шабо понимает практически также, как и Истон, связывая ее с функционированием советского и других тоталитарных режимов.

Несколько сложнее концепция онтологической легитимности. В данном случае Ж. Шабо указывал, что речь идет о выявлении соответствия политической власти объективному порядку, вписанному в человеческую и социальную действительность, продолжении порядка, установленного в космической внечеловеческой действительности.

Здесь выражена мысль о том, что существование любой политической системы оправдано до тех пор, пока она не вступает в противоречие с наиболее универсальными законами развития природы и общества.

Таким образом, заметно, что современные концепции легитимности политической власти имеют более сложную структуру и учитывают больше факторов, чем предложенная М. Вебером.

При всем многообразии концепций легитимности власти, все они имеют и немало схожих аспектов. Различия же между ними объясняются сложностью самого феномена легитимности.

Для изучения природы лидерства большое значение имеет типология политических лидеров. В соответствии с различными основаниями и критериями выделяется множество типов лидерства (по самым различным признакам). Разнообразие типов лидеров во многом объясняется различными видами их деятельности и широким кругом решаемых задач.

Типология политических лидеров

Способ утверждения лидерства в группах и организациях
  • Формальные;
  • неформальные
Способ легитимации власти лидера

в обществе

  • Традиционные;
  • рационально-легальные;
  • харизматические
Стиль руководства
  • Авторитарные;
  • либеральные;
  • демократические
Имидж и ролевое назначение
  • Лидер-знаменосец;
  • лидер-служитель;
  • лидер-торговец;
  • лидер-пожарный
Тактика достижения поставленных целей
  • Консерваторы;
  • реформаторы;
  • революционеры

Способ утверждения лидерства в группах

Формальным лидером называют руководителя, назначенного сверху и управляющего людьми согласно действующим положениям и инструкциям.

Неформальное лидерство – то, которое сложилось естественным путем в процессе личных взаимоотношений людей.

Способ легитимации власти

Многие исследования лидерства опираются на типологию легитимного господства, разработанную М. Вебером. Она базируется на определении корней лидерства, основания, которое позволяет той или иной личности стать политическим лидером.

Традиционное лидерство основывается на традициях, обычаях и привычке последователей к подчинению. Этот тип лидерства характерен для доиндустриального общества. К данному типу относятся вожди племен, монархи и другие лидеры, чья власть и авторитет основаны на обычаях и традициях.

Рационально-легальное лидерство (бюрократическое) – лидерство, осуществляемое на основе и в рамках законов, принятых современным демократическим обществом.

Черты харизматического лидера:

способность заряжать энергией окружающих;

завораживающая внешность (образ, вызывающий симпатию);

риторические способности, артистизм, коммуникативные способности;

состояние психологического комфорта при повышенном внимании и восхищении со стороны общества;

достойная и уверенная манера держаться или имидж сильного человека, способного добиваться любых целей.

Стиль руководства

Данная типология политических лидеров зависит от используемых ими методов управления обществом. Характер взаимодействия лидера и членов группы позволяет выделить три типа лидерства:

авторитарное лидерство – директивное (приказное) управление людьми; у лидера сосредоточены все основные управленческие функции; подчиненных держат под угрозой применения силы; единовластное и приказное управление; жесткие рамки для подчиненных; жесткий контроль и система наказаний;

либеральное лидерство – «попустительский» стиль руководства: отстраненность руководителя от управления; полная свобода действий подчиненных; дело пущено на самотек;

демократическое лидерство – ориентация на принцип коллегиальности; вовлечение людей в процесс совместной деятельности с целью достижения общего успеха; тенденция к коллективному управлению; определенная самостоятельность у подчиненных.

Имидж и ролевое назначение, призвание

Здесь приводится классификация немецкого политолога М. Херманн.

Лидер-знаменосец – идейный вдохновитель, вождь народных масс. Такой лидер самостоятелен, критичен в оценках действительности, знает, как исправить ситуацию; четко определяет цель своей деятельности; способен увлечь массы по пути к цели. Например, М. Ганди, В. Ленин, А. Гитлер.

Лидер-служитель прежде всего стремится обеспечить интересы выдвинувшей его группы сторонников. Такой тип лидерства характерен для периода «застоя». Лидер стремится исправно служить своим приверженцам, не забывая при этом идти навстречу пожеланиям трудящихся (избирателей). Например,
Л. Брежнев, К. Черненко.

Лидер-торговец окружает себя командой компетентных профессионалов-помощников, определяющих наиболее эффективные пути социально-экономического развития общества. Он умеет ярко преподнести и выгодно «продать» свои идеи и планы, привлекая сторонников. Например, Р. Рейган.

Лидер-пожарный лучше всего проявляет себя в кризисных ситуациях. Он эффективно действует согласно «обстановке»; быстро решает самые насущные проблемы. Такими чертами должны обладать большинство современных лидеров.

В реальной жизни эти четыре типа обычно не встречаются в чистом виде, а сочетаются у политических руководителей в различных пропорциях.

Тактика достижения поставленных целей

Одним из обобщающих критериев для типологии политических лидеров являются цели, которые они ставят, и воздействие, оказываемое ими на общество. В связи с этим Р. Такер выделяет три типа политических лидеров:

консерваторы стремятся сохранить статус-кво общества. Активность политического лидера, его программа и его действия направлены на сохранение общества в его современном виде. Это не самый распространенный тип лидерства. Например, Николай I;

реформаторы стремятся к радикальному преобразованию общества через проведение широкомасштабного реформирования, прежде всего властных структур. Например, Петр I, Мартин Лютер Кинг;

революционеры ставят цель прихода к иной общественной системе. История показывает, что мирный путь в этом случае – большая редкость; обычно это революция. Например, К. Маркс.

Имеются и другие классификации лидерства. Так, политические руководители делятся на правящих и оппозиционных; крупных и мелких; кризисных и рутинных; пролетарских, буржуазных и мелкобуржуазных.

Таким образом, возможности для типологизации политических лидеров определяются личностными качествами лидеров; инструментами, с помощью которых они осуществляют власть; конкретной средой, в которой они действуют.

Заказать круглые наклейки в Москве. .

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *